• На главную


  • Популярная психология - статьи


  • Удивительное о животных


  • Фантастические истории


  • Необъяснимое и непознанное


  • А ТАКЖЕ:

    О чем говорят звезды

    Волшебный мир зеркал

    Техника исполнения желаний

    Где лежат ваши деньги

    Как проститься с невезением


    Иногда
    они возвращаются…

    Это покажется невероятным, и все же чудеса возможны: есть шанс помочь животным возродиться, пройти реинкарнацию.


    Не женское дело
    Предприниматели прекрасного пола то и дело слышат: «Ввязались в мужскую игру, так играйте по мужским правилам!». А существуют ли в бизнесе мужские правила?


    Круги на полях
    нашей жизни

    Считаете, что ваша жизнь перегружена? Пора расставить по полочкам всех персонажей, участвующих в вашей судьбе.


    Алексей Туманов
    Дракон

    I
    Дракон сидел возле пещеры, в которую вселился лишь несколько месяцев назад, и, наблюдая за подъезжающим рыцарем, с грустью думал: «Придется скоро покидать удобное жилище...»
    -Эй ты, ящерица с крыльями, -донеслось от подножия горы, - выходи на бой, чудовище! Я пришел убить тебя и освободить злодейски плененную тобой девушку!
    И рыцарь сильно стукнул себя перчаткой по закованной в броню груди. Раздался гулкий кастрюльный звон. Дракон поморщился, потряс головой и неторопливо спланировал на равнину.
    -Тебя как звать-то, герой? -спросил он. - Я, например, Виссарион. И забрало подними, лицо покажи перед схваткой! Чтобы все было по правилам.
    Поднять забрало рыцарь не смог - оно приржавело - и тогда гордо и бесстрашно скинул шлем. «М-да... - загрустил Виссарион, - бедный мальчик! Не повезло дураку... Она ж его лет на пять старше будет!»
    Драконоборец был молод: едва ли старше двадцати двух лет.
    -Я - Филипп Донован Старший, сын сэра Джона Донована! - объявил он. - И повторил: - Выходи на бой! Я убью тебя!
    Ну, пацан, - широко ухмыльнулся Виссарион, - ты сам-то понял, что сказал? Какой «бой»? Какой, на фиг, «убью»? Пришел самоубийство почетное совершить - так и скажи! Лучше объясни мне, как ты собираешься меня... ну, того... истребить как биологическую особь? При вашей технологии это в принципе невозможно! Вот, смотри!
    Виссарион скрылся в пещере и через минуту вернулся, топая на трех лапах, а в четвертой волоча устрашающих размеров двуручник.
    -Смотри, пацан, и обдумывай стратегию и тактику драконоумерщвления! - Виссарион сел на задние лапы, покрепче ухватил меч за эфес и начал охаживать себя по бокам. Долина наполнилась грохотом. Сталь звенела и вибрировала.
    -Дивись, молодой! - дракон шагнул поближе к рыцарю и предъявил тому бока и пузо без единой царапины. - Видишь, мою чешую сталь не берет. А силушки-то у меня побольше, чем у тебя! И это только пассивная защита! Смотри!
    Дракон одним прыжком подскочил к дереву, ловко развернулся на задних ногах... Хвост со свистом прорезал воздух. Раздался резкий щелчок, затем громкий треск. Ствол толщиной с человеческое тело был аккуратно перерублен. Дракон, еще раз развернувшись, успел подхватить падающий дубок и, не торопясь, положил его на землю.
    Рыцарь побледнел.
    -Дошло? - Виссарион, входя в раж, расправил крылья, отлетел метров на сто в сторону и резко выдохнул в сторону поверженного дерева сгусток огня. Три секунды огненного шквала - и от дубка осталась груда золы и слабо тлеющих углей.
    -Понял ты, консервная банка, - грохотал дракон, - что с тобой может случиться? Я ведь еще и не так могу!
    Он коротко разбежался, расправил крылья и свечой ушел в небо. Широкий круг, вертикальная, затем горизонтальная «бочка», «мертвая петля», «иммельман»... На выходе из «иммельмана» дракон упал на крыло и вошел в крутое пике. Не доходя до земли метров двадцать, резко расправил крылья, перешел в горизонтальный полет и, распялив пасть, промчался над самой землей на бреющем, опустив голову и выдыхая широкий конус пламени. Полоса земли, покрытая травой и кустами, размером примерно сто пятьдесят на полсотни метров, превратилась в выжженную, потрескавшуюся поверхность, на которой кое-где торчали оплавленные валуны. Дракон снова взмыл вверх на 20-30 метров, завис в воздухе, резко развернулся и слитной очередью из шести плевков поразил шесть валунов. Валуны, на которые попала слюна дракона, мгновенно потрескались...

    II
    -Вот так, друже Фил, - удовлетворенно сказал Виссарион, приземлившись возле Донована, которого, судя по металлическому дребезжанию, ощутимо трясло, - это называется заход на площадную цель с последующим огнеметанием «дорожкой», затем боевой разворот и точечное поражение одиночных целей.
    Филипп непроизвольно выставил щит вперед, и Виссарион миролюбиво заметил:
    -Да опусти ты свою сковородку! Толку тебе от нее... Лучше скажи мне, какого черта вы, люди, все время норовите с нами драться? Ведь не побеждали ни разу!
    -Как ни разу? - от удивления Филипп осмелился подать голос. - -А в сказках говорится...
    На то они сказки и есть, - перебил Виссарион, - сам, чай, видел. Бывали, конечно, случаи: ваши наших ядом травили или находили старого, умирающего дракона, который уже и летать-то не мог, обкладывали его и морили голодом. А в боях – ни разу! Теоретически, конечно, можно меня прихлопнуть из катапульты... Но вряд ли. Я ж низколетящая малоразмерная высокоманевренная цель, на меня ядер не напасешься. Так что валика ты домой, друг мой Фил. Ничего тебе тут не светит.
    Рыцарь посмотрел на изуродованный щит, на выжженную землю...
    -Не могу, - опустив голову, не то прошептал, не то выдохнул он.
    -А-а, понимаю... Рыцарская честь, лучше погибнуть со славой и все такое? А смысл? Погоди-погоди... Ты Филипп Донован Старший? А младших сколько? А батьке твоему? Донован еще ниже опустил голову:
    -Пятеро. А отцу почти шестьдесят. Он поздно женился...
    -Хорошо вам, людям! Пятеро да ты шестой. А наши женщины за всю жизнь два яйца откладывают - ни больше ни меньше. Экологический баланс! Но ты, правда, как есть дурак! Вот поджарю я тебя да кобылой твоей закушу, кто будет братьев поднимать, когда отец твой совсем одряхлеет? Драконоборец хренов! О родных бы подумал! Вали отсюда, пока я добрый!
    -Нет!
    Дракон тяжело вздохнул...

    III
    - Слушай, Фил, - задушевно начал Виссарион, - ну ты ладно, молод, горяч, глуп, не видел больших затруднений. Но батька-то твой в летах, вроде с понятиями должен быть мужик. Как он тебя сюда отпустил, как доспехи дал? От лишнего рта захотел избавиться?
    Донован гневно взглянул на Виссариона и тут же потупился:
    -Отец меня очень любит! Но он не знает, что я сюда поехал. А доспехи его я сам взял.
    - Сам... Придурок романтический. А лошадь чего ж получше не взял? -Виссарион пренебрежительно окинул взглядом престарелую кобылу.
    -Нету получше. Одна она у нас.
    -Молодец. Отца и без сына оставишь, и без лошади. Ну вот что мне с тобой делать?
    Филипп был готов заплакать.
    -Слушай, Фил, у меня идея. Ты ведь на золото дракона рассчитывал? Рассчитывал-рассчитывал, не отпирайся! Вы ж, люди, столько сказок про наше золото сочинили! Так вот, спешу тебя огорчить: нет у драконов никакого золота. Ну сам посуди - на кой ляд оно нам надо? Что я с ним делать буду? На самогон и сало в деревне менять? Или вот на лапы на мои глянь! - Виссарион протянул юноше устрашающую «ладонь»; тот нервно отшатнулся. - Мне что, перстни на когти надевать? Или в пасть золотые фиксы вставить? Так зубы у меня пока все свои, на кариес не жалуюсь. Все, что у меня есть, - мелочь: посуда серебряная, женские шмотки да женские же побрякушки - для тех юниц, что я у себя держу. Кстати, знаешь, зачем нам девицы? Не красней, не для этого! «Это» физически не получится - конфликт биологических видов. Юные девы нам нужны для гигиены полости рта!
    Филипп непонимающе уставился на него.
    -Что, не знал? Мы ж, драконы, падальщики, как грифы или там гиены. А строение лап и челюстей у нас такое, что не до всех уголков пасти дотянуться можно. Вот и получается... - Виссарион даже смутился, - кариес. А девицы нам зубы щеточками почистят, мятными листьями натрут! Работа, конечно, не сахар... Но мы потом юниц отпускаем, да с приданым...
    Виссарион потянулся:
    -Знаешь, друг любезный, драться с тобой я не буду: нравишься ты мне. Что ж делать? Отнесу к папаше, так с тебя выпорет, конфузия получится А потом вместо тебя еще кто-нибудь припрется, придется его того... Потом другой придет, третий... И я стану серийным убийцей. Оно мне надо? Хочешь, не верь, но нет на мне человечьей крови! Давай договоримся. Tы не ври, что убил меня, все равно не пс верят. Скажешь, мол, бился и прогнал. Вот и щит у тебя пробит... Я тебя еще и поцарапать могу, доспех попортить!
    -Не надо доспех... Он у отца единственный!
    -Тьфу, забыл... Вот, значит. Прогнал, напугал, уйти убедил, девку освободил... А я даю тебе клятвенное обещание слинять отсюда. Не боись мы, драконы, слово не нарушаем!
    Виссарион быстро вскарабкался к пещере и выволок из нее средних размеров сундук:
    -Так-с, что у нас тут есть? Ага, тряпки-шмотки помялись, да ладно, блюдо серебряное - две штуки, мешочек шелковый, в нем перстни -шесть штук, из них... Эй, Фил, я что, сам все считать буду? Иди, принимай по описи! Иди-иди, нет у тебя вариантов. А то к отцу отправлю, будешь поротый, нищий и холостой. Иди, суй все в свои сумки, а я пока за девушкой слетаю - она в пещере на соседней горе, там посуше!

    IV
    -Вечером следующего дня возле драконьего логова сидели рядом на камушках и беседовали Виссарион и Ричард Вудворт, эсквайр.
    -Спасибо, Виссарион! Пристроил ты мою дуру, слава Всевышнему!
    -Да не за что, Рич, это моя работа.
    -А то ведь кошмар - девке двадцать семь, и все не замужем. А тут сразу за сына сэра Донована! Семейство хоть и бедное, но очень знатное. Слушай, а он на ней точно женится?
    -Да куда он, на фиг, денется? Две ночи, пока до дому доберутся, они вместе проведут, и, насколько я успел понять, твоя дочурка своего не упустит... А он парниша совестливый. Рядом сидел, в глаза глядел - придется жениться.
    -Слушай, Виссарион... А как тебе моя Элеонорка?
    -Рич, ты только не обижайся. Я понимаю, ты отец. Как бы тебе помягче сказать...
    -Стервозная дура, к тому же страшная, как смертный грех. Это имел в виду?
    -Ну, в общем... Если честно, мне этого Филиппа даже жалко. Вот ведь сокровище ему достанется! И чего он самый первый меня убивать приперся?
    Дракон длинно сплюнул. Камень, на который попала слюна, задымился и растрескался.
    -Ладно, полетел я. Как ты говорил - сперва до тех двух вершин, потом на север? Пещера чуть западнее замка с тремя башнями?
    -Да, Виссарион. Там в замке мой старый друг живет, у него тоже дочка в девках засиделась... Он тебя найдет, оплата как всегда.
    -Лады. Пиши ему, пусть готовит приданое. Будем ждать рыцаря.





        Rambler's Top100